Follow by Email

понедельник, 6 июля 2009 г.

Новосибирск глазами иностранцев

Пятница, вторая половина дня, в Новосибирск, наконец-то, пришло лето. Надо на пляж! За город! Но не так думают среднестатистические студенты НГАХА, ведующие архитекторы Новосибирска. Они пришли на лекцию "Открывая эпоху модернизма", лекцию о памятниках модернизма в России, Германии.
ЗАбегая вперед, скажу, что лекция меня, почти коренную жительницу Новосибирска, заставила по-новому взглянуть на родной город.
Но по порядку, как происходил переворот сознания в моей голове. Оказывается, во-первых, модернизм и модерн - вещи разные, и путать их порядочному архитектору нельзя ни в коем случае ( а следовательно, и переводчику тоже низзя. )Модернизм возник в 20-30-ые годы 20 века. Как архитектурное направление, способное художественным способом решить острую социальную проблему - отсутствие хорошего, доступного, комфортного жилья для  ВНИМАНИЕ!!!! простых людей. В Германии, Италии, России...Главный принцип проектов - воздух, солнце, свет. В квартирах работяг. Ванны, кухни, зелень, магазины, школы. ТАк в Берлине возникло целых 6 поселений, разработанных архитекторами-модернистами. Главной фишкой, к-ая украшала жилье - был цвет, работа с цветом, т.е дома красили в желтые, красные, голубые цвета. Цветными были стены внутри квартир, старались применять материалы, пропускающие свет. Дома получились, действительно, славные, легкие. Я бы в таких жила с удовольствием.
Вскоре в одном из поселков побывал нарком Луначарский, воскликнул "да это же построенный социализм" и пригласил немецких архитекторов из Германии, в которой тогда бушевал мировой экономический кризис в Россию, в которой кризиса не было потому как и так все разрушено, а стоить надо. Знаментейшие архитекторы поехали в Россию, тогда страну с большим будущим. И строили. И строили. И строили. И учили наших архитекторов строить. Так в Новосибирске, в этом стиле построено здание Центробанка (красное здание на пл.Ленина).
А потом в Германии началась эпоха нацизма, потом социализма. И та и другая цвет не жаловали, серость - лучшее средство мимикрии. ТАк те цветные дома стали серыми. Как сама жизнь. А потом произошел развал СССР, объединение Германии. Прошло еще немного времени и про модернизм вспомнили. Точнее говоря Архитекторы про него всегда помнили, да вот люди, жившие в тех самых бывших цветных домах, знать не знали, что это - модернизм, что  жизнь в них не всегда была серой. Государство немецкое профинансировало архитекторам исследовательские работы, они восстанивливали по фото и т.д. первоначальный облик зданий, их цвет. Составили проекты, и уже собственники домов ( а надо заметить, что в Германии оооочень мало квартир находится в собсвтенности граждан, большая часть квартир находится в частном владении, а простые люди просто снимают жилье за вполне доступную цену) финансировали восстановительные работы. Длились они 10!!!! лет!!! 10 000 квартир!!!! В итоге в 2007 году эти поселки ЮНЕСКО внесло с свой список мирового наследия. А  собственники, вложившие свои деньги в реставрацию, почувстовали очень быстро растущий интерес к этим квартирам. Да, это квартиры по 60 кв.м, да, туда не поставишь джакузи. И окна пластиковые не поставишь тоже (запрещено это арендаторам законом, они могут в домах-памятниках проводить только те ремонтные работы, к-ые предписаны правительством города). Но семьи немецкие не такие уж многочисленные, часто вообще живут по-одному. И им приятно жить не в домах из стекла и бетона, а в произведениях архитектуры. Модернизм думал о том, как человеку будет житься в доме с желтыми и т.д. стенами. Думают ли об этом сейчас архитекторы, к-ые строят башенки и прочие уродцы, как там будет житься-работаться?
В течение 3 часов моей работы переводчиком Винфрид Бренне дал несколько интервью, каждый задавал ему один и тот же вопрос "как ему Нск, как архитектору". Я ожидала вежливую критику или уход от вопроса из плоскости архитектуры в плоскость замечательных людей ( а таких у нас много). Винфрид же сказал, что у нас в городе во время экскурсии он видел столько зданией модернизма, и его это впечатлило. Правда, огорчило их плачевное состояние. И дело не только в покосившихся окнах, отлетевшей штукатурке. А в том, что дома с течением времени надстравали, пристраивали. Вставляли пластиковые окна-двери. И в итоге только опытный взгляд архитектора может увидеть следы четкой архитектруной мысли. А мы - самые обычные жители города - видим серые уродливые конструкции. И не подозреваем даже, что эти дома в потенциале - могут быть памятниками ЮНЕСКО. Если вдруг услышат голос архитекторов.
Я рада, что мой город - не город архитектурных уродцев (как я думала до лекции), к сожалению, облик города меняли арихитекторы-недоучки.
Бюро архитектора Бренне в Берлине давно специализируется на реставрациях зданий эпохи модернизма. Они ведут в том числе, просветительскую работу для простых граждан, представителей власти (так делали в Екатеринбурге), чтобы люди во власти, подписывая документ о сносе, пристройке-надстройке, знали, что они тем самым уродуют лицо города. Или же наоборот, чтобы они задумались, пошли на контакт с архитекторами, восстанивили хотя бы один дом той эпохи, чтобы и мы смогли восхититься легким, светлым языком модернизма. Ведь мы способны на восхищение, на работу души. Хотя бы потому, что в пятницу после обеда, в хорошую погоду люди пришли на лекцию по эпохе модернизма, а не уехали загород, как это сделали бы немцы. (я не наговариваю на немцев, Винфрид Бренне мне сам это потрясенно сказал, увидев в зале около 100 или больше людей). Мы же люди духа. И люди работы души. И мы тоже заслуживаем яркие цвета в своей жизни.

Кто такой переводчик



2 микрофона, бокалы с вином, бутылка минералки - это не вечеринка. Это - часть работы переводчика. Я в пятницу работала на переводе лекции по модернизму, к-ая проходила в НГАХА, в рамках фестиваля "Золтая капитель". ЗАказ был из непростых. Было много подготовки, надо же было вникнуть в суть темы. Вопрос "как?" Из головы я бы никогда не перевела Zeilenbau как строчная застройка (и не спрашивайте меня что это такое), Kopfhaus  как угловой дом в жилом квартале, Baukörper как просто застройка, строение. Только предварительная подготовка к выступлению помогла мне. Я попросила организаторов (недавно открывшийся Goethe-Institut) прислать мне материалы, получила кучу ссылок с этого же мероприятия, к-ое уже прошло в Москве и Питере, так я вникла в тему модернизма. имена архитекторов, названия организаций... Потом мне прислали приветственную речь куратора с немецкой стороны Винфрида Бренна. Приветственные речи я люлбю переводить. Присылают тебе речь, к-ую оратор потом с листа читает, а ты, соответсвенно, тоже с листа со своими пометками читаешь. И все. Но не так все просто. Потому как все мы люди, все мы человеки, и никто и никогда не придерживается планов в точности до 100%. Вот и мой оратор соориентировался  на местности: архитекторы и просто интересующаяся публика, жующая канапе, попивающая вино  явно не слишком были настроена выслушивать 3 ораторов, почитать про творчество замечательного архитектора Бруно Таута они могли и на стендах. Поэтому Винфрид мне шепнул после одной прочитанной странички, что сейчас он будет свободно излагать свои мысли, ты, мол. Лена будь готова. Всегда готов!!! ТАк мы закончили свою речь намного быстрее.  И я, наконец-то, смогла выпить. Т.е просто хотелось пить,  нагрузка на связки сказалась, и вообще жара. А в руки мне дали вино, а не воду. Пришлось его и пить. Холодное, замечательное вино. А благодаря тому, что Винфрид сократил свою речь, у него осталось намного больше времени для общения с архитекторами. Вот это вообще всегда у меня любимая часть перевода- общение. Когда ты посредничаешь между двумя специалистами так хорошо, что они тебя просто не замечают, смотрят друг на друга а ты - их голос. Поэтому я еще когда знакомилась с Винфридом, сказала, что я - его русский голос. Шутка ему понравилась. А в ней ведь была только доля шутки. Переводчик - это,  ведь и правда, голос. Если он - хороший переводчик. А я себя к таким и отношу:))